Top.Mail.Ru
ПРЯМОЙ ЭФИР
192 Kbps
128 Kbps
64 Kbps
48 Kbps
Arm Radio FM 107
Vem Radio FM 91.1
Im Radio FM 103.8
Подпишитесь на наши новости
Последние новости
2019-03-05 19:11:07
Культура
Бразильский карнавал с армянским акцентом
Красочное шоу, посвященное Армении, на самбодроме прошло на знаменитом ежегодном фестивале в Бразилии. Цветы, яркие наряды из перьев в цветах флага Армении и еще много интересного в ходе представления “ Вива Айастан” в бразильском Сан-Паулу. При активном участии посольства Армении в Бразилии и армянской общины во второй день на знаменитом самбодроме было представлено шоу, подготовленное со стороны местной школы самба “ Золотые розы” . Это послужило прекрасной возможностью еще раз развернуть армянские флаги и вновь представить историю Армении, написано в сообщении армянского посольства. Однако армянское присутствие на бразильском карнавале стало возможным также благодаря усилиям стамбульской певицы армянского происхождения Сибил. Она рассказала ОРА как родилась данная идея. "Это произошло случайно. Я по приглашению была в Америке, а потом поехала в Бразилию. Карнавальная группа “ Золотые розы” , узнав о том, что в Бразилии находится певица Сибил, захотели со мной встретиться. Группа отмечала 47–ю годовщину деятельности и они предложили мне на день рождения своей группы спеть на армянском песню “ С днем рождения” . Я познакомилась со всем составом группы, мы разговорились , они поинтересовались историей моей жизни, моих предков, их это очень впечатлило, потом они официально предложили мне принять участие в данном карнавале", -рассказала певица. Автором сценария яркого 65 –минутного перформанса, который транслировался в эфире 140 стран , является Андрэ Машаду. На языке танца, на языке зажигательного самба , он представил историю Армении от времен Ноева Ковчега и до современности, представил древнюю и возрожденную Армению. На протяжении всего карнавального представления звучала песня, написанная специально для этого случая, которая, как и вся программа, называлась «Вива Айастан». Она стала своеобразным гимном армяно-бразильской дружбе Пока проходило представление, репортеры крупнейшей бразильской телекомпании «Глобо» , в эфире рассказали об армянах, переживших Геноцид и основавшихся в Сан-Паулу, об армянской общине, которая внесла большой вклад в процветание Бразилии. Директор школы самба “ Золотые розы” Анжелине Базилиу вместе со своей группой еще в прошлом году посетили Армению . Они знакомились с нашей культурой, встречались с этнографами , чтобы понять и лучше представить на своей родине нашу Армению.
2019-03-04 16:12:26
Культура
Артур Месчян отметил юбилей
Накануне свой 70-й день рождения отметил архитектор, музыкант, композитору, поэт, певец, художник Артур Месчян. «Его песня приросла, присоединилась к маршу поколений», писал о нём Грачья Тамразян. В 1974 году Католикос всех армян Вазген I предложил Месчяну написать реквием, посвященный 60-й годовщине Геноцида армян. В процессе поисков текстового материала для этого творения, Месчян наткнулся на сборник стихов известного западноармянского поэта Мушега Ишхана — человека, пережившего трагические события 1915 года. Презентация материала состоялась в первопрестольном Эчмиадзине год спустя: католикос благословил произведение, однако до записи дело так и не дошло. Несмотря на то, что альбом «Реквием» так и не был выпущен, некоторые песни оттуда, созданные на основе стихов Ишхана, позже попали в другие альбомы Месчяна и стали классикой. Премьер-министр Никол Пашинян направил поздравительное послание по случаю 70-летнего юбилея Артура Месчяна. “Уважаемый господин Месчян, Сердечно поздравляю Вас с 70-летним юбилеем. Ваши архитектурные и музыкальные авторские произведения своей самобытностью, уникальным почерком, верностью общечеловеческим ценностям и глубиной оставили глубокий след в культурном наследии армянского народа. Ваше мнение как представителя интеллигенции всегда высоко ценилось и продолжает оставаться важным для армянского общества. Я очень рад, что Вы продолжаете свою активную творческую деятельность, внося свой вклад в важнейшее дело развития столицы – Еревана. Еще раз поздравляю с юбилеем и желаю Вам, господин Месчян, крепкого здоровья, счастья, плодотворной деятельности и новых творческих успехов”, - говорится в послании
2019-03-01 13:36:07
Культура
Дороги Анджея Стасюка
Марк Григорян Для Общественного радио Армении Анджей Стасюк – один из самых известных и популярных писателей Польши, обладатель множества премий, в том числе Европейской литературной премии и польской премии «Нике». Его книги переведены почти на все европейские языки, включая русский. Когда я спросил одного из крупнейших армянских книгоиздателей, планирует ли он издавать переводы книг Стасюка на армянский, он ответил, что очень бы хотел, но, к сожалению, в стране есть проблема с переводчиками с польского. Стасюк пишет прозу, поэзию, он известен также как драматург, литературный критик. Но наибольшую известность ему принесли книги, в которых он описывает свои путешествия – на машинах, поездах и автобусах, такси и, кажется, даже телегах… А с путешественником интересно поговорить о том, что толкает его в дорогу, чего он ищет, разъезжая по миру, и, конечно, о том, что он повидал. Для этого я проснулся невероятно рано, и уже в шесть часов утра сел в Варшаве на поезд, чтобы отправиться в маленький город Ополе, где Стасюку предстояла встреча с молодежью, после которой и состоялось наше интервью. Маленький Кавказ На сцену вышел пятидесятивосьмилетний мужчина в свитере, весело посмотрел в переполненный зал и сказал: «А где аплодисменты?» Зал немедленно отреагировал. Было видно, что встречи с читателями Стасюку, выглядевшему как стареющий плейбой, не в новинку. Высокий, раскованный, спокойный, он говорил уверенно, наверно, даже с удовольствием, иногда подпуская матерное словцо. Очевидно, это нравилось и ему, и девушкам в аудитории. Парни на мат реагировали слабее. Но когда после встречи мы сели за небольшой столик в отведенной нам комнате, Стасюк изменился. Передо мной был вдумчивый собеседник, писатель. Глаза стали серьезными, а черты лица – как будто даже резче. Разговор шел на двух языках. Я задавал вопросы по-русски, а Анджей Стасюк отвечал по-польски. Переводил сотрудник Института Адама Мицкевича Евгений Климакин. Мне было известно, что в молодости Анджей Стасюк пытался заняться рок-музыкой, и даже играл на гитаре. Несколько месяцев назад он записал диск с «Крымскими сонетами» Мицкевича. И я спросил: «Вы делаете то, что не удалось сделать в молодости?» «Благодаря выдающейся украинской группе “Гайдамаки” мне удалось это на старости лет, – ответил Стасюк. – Это, конечно, кокетство, когда я говорю, что мечтал стать рокером. Для этого нужен талант, терпение, этим надо постоянно заниматься. Признаюсь, музыка всегда была для меня чем-то очень важным. В музыке, как и в литературе, есть то, что меня интересует больше всего -- ритм и мелодия. Я не представляю, как можно писать даже прозу без такого музыкального мышления». Еще до встречи со Стасюком, я прочитал несколько его книг. И заметил, что он в своих путешествиях добирался до Монголии, но на Кавказ, кажется, не заезжал. Мне было интересно, почему он до сих пор не был на Кавказе? «После путешествий по степям и пустыням, – сказал Анджей Стасюк, – после того как я добирался до Дальнего Востока, Кавказ мне кажется маленьким. Там тесно. Ну, и эти бесконечные тосты… Чтобы выпить, надо ждать пока кто-то что-то скажет. А говорят они долго! Почему нельзя сразу выпить? Почему надо ждать, пока тамада наговорится? Помимо этого, я не люблю этого акцентированного гостеприимства, заложником которого ты становишься. Я этого не переношу». «Провинциальность в сознании человека» Я не стал объяснять Стасюку детали культуры и традиций кавказского застолья. Вместо этого я предпочел перевести разговор на другую тему и спросил: «Где для вас заканчивается Европа?» Писатель рассмеялся, потом посерьезнел, выдержал паузу… И разговор наш продолжился. Анджей Стасюк: Не знаю… Правда, не знаю. Я очень много думаю об этом. Иногда мне кажется, что граница между Европой и Азией проходит по главной польской реке Висле. Я родился на восточной стороне Вислы, значит, получается, я родился в Азии. Мне так иногда кажется… И вообще, это очень индивидуально. Когда я путешествую по Германии, то чувствую себя русским. А когда еду в Россию, мне кажется, что я немец. Мне нравится та часть Европы, которая незаметно превращается в Восток. Причем нельзя уловить тот момент, когда континент приобретает русские, или даже татарские оттенки. Это очень увлекательно. С западной стороны все понятно. Там Европа заканчивается морем, там нет ничего интересного. А с востока, откуда мы все пришли… там интересней. Марк Григорян: Этот интерес мне понятен. В годы жизни в Лондоне, когда наступало время отпусков, я всегда думал о том, как бы поехать в Центральную Азию. Или на худой конец в Грузию или Молдову. А мои коллеги летали отдыхать на Майорку, Гибралтар или в Марокко. Или на острова Карибского моря. Меня же тянуло в Киргизию… А.С.: Бишкек – мой любимый город. И Ош тоже. Я в Киргизии был 2 или 3 раза… М.Г.: Не в связи с Киргизией, но в вашем эссе «Моя Европа» есть выражение «периферия мира». Что оно значит? А.С.: Думаю, периферию на самом деле нужно искать в сознании человека. Периферийным можно назвать человека, который живет в Париже или в самом центре Нью-Йорка. Из-за ментальной провинциальности люди живут только для себя. Хотя для меня географическая провинциальность интересней, чем ментальная. Если смотреть на предметы издалека, с отдаленной перспективы, с большого расстояния – их лучше видно. Я ведь не случайно много лет назад переехал на периферию Польши. Я живу на краю польского мира. В моей деревне Воловец даже нет мобильной связи. Дорога – это цель Я, Марк Григорян, люблю путешествовать. Люблю смотреть, как за окном машины или поезда меняется пейзаж, люблю думать о том, как он отличается от армянских пейзажей – или чем похож на них. Мне нравится въезжать в новый город, я с удовольствием хожу по улицам незнакомых городов, впитываю их воздух, всматриваюсь в лица людей. Поездки, путешествия всегда что-то добавляют к моему восприятию мира, к моей личности. Я становлюсь богаче – даже когда еду в город, где уже неоднократно бывал, где живут мои друзья. И поэтому мне было интересно разговаривать с Анджеем Стасюком, сумевшим превратить свои путешествия в литературу, совместив свое хобби с профессией. И я спросил его: что для него главное в поездках, что является их целью? А.С.: Дорога – это и есть моя цель. М.Г.: А что дает вам дорога? А.С.: Это для меня очень сильные переживания. Я люблю дорогу, мне нравится находиться в пути, но мне трудно сформулировать, что мне это дает. Мне интересна любая дорога. После этого интервью я поеду домой в деревню. А это – около 300 километров пути. И дорога домой тоже будет невероятным путем, приключением, преодолением расстояния. Это, как любовь, которую невозможно описать. М.Г.: Если верить вашим книгам, для вас путешествия – это, в первую очередь, поиск чего-то в себе, нежели в тех местах, которые вы посещаете. А.С.: Это правда. Когда я путешествую, меня интересует не столько мир, который я рассматриваю, сколько то, как он на меня воздействует. То, что происходит с моим сознанием. Меня не интересует объективный взгляд на действительность. Мне интересно, как мир действует на мою душу, ум, сердце! Это самое классное в путешествиях! И мир меня меняет. Как? Я каждый раз еду, чтобы вернуться другим человеком. Ощущение пути Путешествия не могут быть бесконечными. Особенно, когда речь идет о писателе. Ведь для того, чтобы писать настоящую литературу, нужно сидеть дома, много читать и, конечно, писать и зачеркивать, снова писать и снова зачеркивать. И Анджей Стасюк кроме своих путешествий известен также и тем, что купил дом в горах, в деревне Воловец, где и живет. И в этом доме он, собственно, и пишет. А.С.: Я веду очень оседлый образ жизни. Вечные путешествия – это только в моих книгах, а я больше всего времени провожу в Воловце. Я люблю это место, люблю жить в статичном пейзаже, просыпаться в неподвижных природных декорациях. Знаете, во мне живут как будто бы два человека. Я разрываюсь между далекими путешествиями и глухой деревенской жизнью. М.Г.: Я заметил, что в ваших книгах особое место занимают географические карты. Причем они у вас всегда потертые, иногда даже порванные на сгибах. Что значат для вас эти карты? А.С.: У меня дома сотни карт. Несколько ящиков. Я их когда-то собирал, привозил домой из каждого путешествия. И да, вы правильно заметили, больше всего я люблю старые, потертые карты. Потрепанные ветрами, дождями, карты, которыми пользовались. Карты, на которых остался отпечаток путешествий. Они для меня, как книги. Я могу их часами рассматривать. Благодаря им я читаю мир, я вижу пространство и пытаюсь его понять. М.Г.: Вы путешествуете в пространстве, посещаете разные города и страны. Но ведь в то же время вы путешествуете во времени, не так ли? А.С.: Совершенно верно. Благодаря путешествиям, например, поездке в Монголию, я возвращаюсь во времена, когда еще не было человека. Возвращаюсь в древние времена, в мир, которого еще не видел человеческий глаз. Нет, я, конечно, понимаю, что это такой литературный самообман. Но именно так я себе это представляю. М.Г.: У вас есть выражение «пространство без истории». Какой смысл вы в него вкладываете? А.С.: Это конечно обман, что существует на земле пространство, на котором не оставила бы свой отпечаток история. История везде оставила свой след. Однако для европейца восточные пространства – это целый космос. Мы видим их после того, как привыкли к нашей европейской тесноте, к наслоениям исторических времен и эпох. Здесь, в Европе, все зажато, поэтому я и люблю путешествовать на Восток. Иногда мне кажется, что история там находится в разбавленном состоянии. Она лежит на поверхности тонким слоем. А в Европе я утомляюсь от пространства, цивилизации, тесноты. В странах, которые я посещаю, конечно, есть своя история. Но для меня она не столь выразительна, выпукла, заметна. Ну, вот, например, еду я в Монголию и вижу там времена Чингисхана. Да, на юртах уже установлены солнечные батареи, некоторые деревенские жители ездят на мотоциклах… Но стиль жизни там не так сильно изменился. Ну, и на времена Чингисхана наложился страшный коммунистический период. М.Г.: То есть получается, что сегодняшний день и история по-разному взаимодействуют друг с другом в разных местах? А.С.: Думаю, да. На Западе прошлое имеет все меньший вес. Чем дальше на восток, тем большее значение имеет история и прошлое. Едешь, например, с казахским таксистом, а он уже во втором предложении рассказывает тебе, что его предки из Золотой Орды. Собаки под стеной А.С.: И вообще, Казахстан… Представьте, я проехал три тысячи километров по абсолютно плоской поверхности. Это несколько дней езды. Едешь и едешь в песках, по идеально ровной поверхности. Это потрясающий опыт! В таком месте как раз и понимаешь, что такое пространство. Песок и ветер, песок и ветер… И главное: там нет тени. И на юге Монголии нет тени. Тень там можно найти только если где-нибудь есть стена. Ну, можно еще лечь под машину. Вот так едешь, едешь, проходит две недели, а ты не видишь даже ни одного дерева. И когда вдруг видишь –крестишься, и говоришь: “Ну, наконец-то дерево!” Это и есть те невероятные ощущения, переживания, опыт, который можно получить благодаря путешествиям. Моя любимая картинка в Памире – страшное палящее солнце на высоте 4000 метров над уровнем моря. И там – собаки, укрывающиеся от этих солнечных лучей в тени. Они лежат под стеной. Но солнце поднимается все выше и выше, а тень становится все короче и короче. И когда тени остается совсем мало, то собаки поджимают лапы, чтобы остаться в тени. Со временем тень от стены становится тоненькой полоской, в которой они должны поместиться. Знаете, я путешествую по миру, чтобы увидеть именно такие вещи! И пусть многие направляются в Венецию. Я – из тех, кто ездит посмотреть на собак в Мургабе. Место, откуда видны горы М.Г.: У меня есть ощущение, что вы очень посткоммунистический писатель. И когда я читаю ваши книги, на меня накатывает такой образ: последние годы существования Советского Союза. Конечная остановка автобуса, где-то в Подмосковье, где удивительно неуютно, где стоят какие-то киоски, и где-то рядом горит одинокий фонарь. Кто там прячется в темноте за киосками – я не знаю… А.С.: Ну что вы… Это просто мир, а за киоском нет ничего страшного и безнадежного. И вообще, наш мир состоит из таких киосков. Вы правы, что считаете меня посткоммунистическим писателем. Я не могу вычеркнуть 30 лет, которые я прожил в социалистической Польше. Сейчас модно делать вид, что этого периода не было. Но я жил в то время. Да, оно было плохое, но это мое время. Я посткоммунистический писатель и ни капли этого не стесняюсь. Я считаю, что меня лично обогащает опыт жизни в коммунистических, тоталитарных рамках. Он делает меня мудрее. Я знаю, что мир может быть другим. Бывает, я несерьезно отношусь к людям с Запада. Они знают только одну реальность, а я знаю две. Некоторые переживания им чужды, например, тот самый киоск, о котором вы говорили. Да, наш мир состоит в первую очередь из таких построек, а не из Парижей и Лондонов. В конце любого пути всегда есть киоск. М.Г.: Как вы относитесь к таким киоскам? А.С.: Эпически. Это картинка конца мира, конца реальности. Но за каждым киоском есть другой мир, в котором живут другие люди и есть еще один, очередной киоск хотя иногда может казаться, что ты уже добрался до самого края света. Я один раз был в Лондоне и четыре раза в алтайской деревне Кош-Агач. В Лондон больше не хочу, а в Кош-Агач бы вернулся. Я скучаю по этому месту! Я скучаю по пустыне на границе России и Монголии. Я хочу, чтоб там похоронили мое сердце. Когда я представляю себе это место, мое сердце разрывается. У меня есть на примете 5-6 мест, где бы я хотел, чтоб меня похоронили. М.Г.: Пустыни и дороги обладают для вас энергией? А.С.: Энергия во мне. Пока еще… Но вы правы. В тишине и пустоте есть огромная энергия. Это совершенно метафизические переживания. Мы не можем прикоснуться к Богу, но можем в этой пустоте чувствовать его существование. В Варшаве сложно почувствовать прикосновение Бога, а там его чувствуешь. Хотя это вопрос отдельного человека, а не общие правила для всего мира. Я не обобщаю. Есть много людей, которые прекрасно чувствуют себя в Варшаве. М.Г.: Ко мне это чувство прикосновения Бога приходит в горах. А.С.: Поэтому я и живу в горах! Не таких высоких, правда, как на Кавказе. Я заметил, что горный пейзаж хорошо на меня действует. Жизнь в пейзаже для меня очень важна. Там есть энергия, которая дает тебе силы. Пейзаж резонирует со мной. В городе у меня с этим проблема. Мне нужно ощущение простора. Место, в котором из окна не видно ничего, кроме гор. Материал был подготовлен в рамках совместного проекта Общественного радио Армении и Института Адама Мицкевича. Все фото: Евгений Климакин и Марк Григорян
2019-02-28 15:32:21
Культура
Новое издание об армянском переводе Святого Писания
По благословению Его Святейшества Гарегина Второго, Верховного Патриарха и Католикоса Всех Армян, Издательский отдел Первопрестольного Святого Эчмиадзина выпустил в свет труд конгрегата Первопрестольного Святого Эчмиадзина Его Высокопреподобия архиепископа Месропа Тер-Мовсисяна «История армянского перевода Святого Писания». Книгу с русского языка перевела Сусанна Нагапетян. Как сообщает пресс-канцелярия ПСЭ, данная книга архиепископа Месропа Тер-Мовсисяна (1865-1939) является первым серьезным научным исследованием рукописной армянской Библии, которое было сделано на основе известных автору материалов конца XIX века. Это один из важных прогрессивных шагов или достижений в арменоведении и армянской библеистики. Изданная на русском языке в 1902 году в Санкт-Петербурге публикация до сих пор не была доступна многим арменоведам. Книга вышла в свет при финансовом содействии фонда «Саргис Габриелян».
2019-02-26 13:57:19
Культура
Музей связи вновь открыл двери для посетителей
После реконструкции вновь открылся музей связи . Как сообщили в пресс-службе Beeline, первыми гостями обновленного музея стали ученики четвертого класса ереванской средней школы имени Чехова. Для школьников была организована экскурсия по компании и музею. В Музее связи Beeline собраны предметы и материалы, связанные с историей развития телефонной связи в Армении, а также экспонаты, иллюстрирующие внедренные в стране современные технологии связи. Здесь посетители могут ознакомиться с эволюцией телекоммуникационного оборудования связи с начала ХХ века до современных цифровых средств фиксированной, мобильной и интернет-связи. Экспозиция Музея также позволяет посетителям ознакомиться с интересными страницами из жизни армянских связистов, поможет узнать об их вкладе в дело восстановления связи в зоне землетрясения. «Из-за масштабных ремонтных работ в головном здании Beeline мы были вынуждены приостановить работу музея, но с сегодняшнего дня с гордостью приглашаем всех желающих посетить наш обновленный музей связи, который теперь значительно вырос как по территории, так и по количеству экспонатов, число которых постоянно растет. К слову, все экспонаты музея, даже те, которые датируются началом XX века – в рабочем состоянии, и посетители могут лично в этом убедиться», - отметил генеральный директор Beeline в Армении Андрей Пятахин. Музей связи Beeline впервые был открыт в 2012 году. Музей неоднократно присоединялся к международной акции «Ночь музеев», а с экспозицией музея уже ознакомились тысячи посетителей.
2019-02-22 13:52:07
Культура
Пространство Альтхамера
Павел Альтхамер – скульптор-авангардист. Вернее, не просто скульптор. Он художник, работающий в таких жанрах современного искусства как перформанс и акции. Эти термины я объясню чуть позже, а пока скажу, что Альтхамера приглашают работать в разных странах мира; его произведения известны не только в Польше, но и в США, Канаде, Германии, Италии, Франции, России… Можно смело сказать, что он – один из тех художников, которые определяют настоящее и будущее европейского искусства авангарда. Искусство авангарда не так хорошо известно в Армении, хотя творчество армянских художников ценится в мире. И свидетельством высокой оценки является, в частности, то, что Армения – постоянный участник Венецианского биеннале – одного из самых известных и престижных форумов планеты. Поиски новых выразительных средств, расширение сферы искусства, выход за пределы выставочных залов, да что там залов – за традиционные рамки картин – характеризуют искания художников современности. Это может нравиться или не нравиться поклонникам традиционных форм, но авангард ищет новые пути в искусстве. А поиск всегда сопряжен с риском. Помещая картину в рамку, художник не рискует. А если картина создается на фоне целого городского района?.. Перформанс – это произведение искусства, создаваемое по принципу «здесь и сейчас», то есть в определенном месте в определенное время. И в нем обязательно участвует тело художника, но частью произведения становятся также взаимоотношения зрителя и автора. У нас получились четыре компонента, которые как раз и составляют перформанс: время, место, тело и взаимоотношения. Акция – это создание художественного произведения, причем существенным, важным, становится сам процесс, а не результат. Проводя свои акции, Альтхамер как бы создает условия, а творят уже другие люди. Так, например, в одной из акций соседи Альтхамера надели золотистые комбинезоны и ходили по улицам своего района, беседуя с прохожими. В другой – они покрасили в золотой цвет целый Боинг, потом сели в этот самолет и отправились из Варшавы в Брюссель, чтобы таким образом отметить двадцатилетие демократических выборов в Польше. Рождественский вертеп в телевизоре Акция, которую увидел я, выглядела так: перед зданием Национальной галереи искусств «Захента» (где, кстати, выставляются картины Пикассо, Тулуз-Лотрека, Малевича и многих других выдающихся художников) лежало несколько огромных бревен из распиленного на куски столетнего платана. Эти куски и были объектами, «работать» с которыми предлагалось всем желающим. В холодный декабрьский день здесь собралось около десяти человек. «Уже много лет, как я использую мой метод: приглашать других», – говорит Павел Альтхамер, одетый в утепленный зимний комбинезон. Мы стоим на улице. Холодно. Начинает идти снег, но художника это совершенно не беспокоит. «Мы решили, – продолжает Альтхамер, – что это будет таким скульптурным экспериментом. Мы привезли сюда эти бревна, причем самое большое дерево упало от сильного ветра недалеко от моей студии. Таким образом, сама природа приняла участие в моей акции». Альтхамера окружает группа людей, которые что-то делают, не обращая внимания на прохожих. Кто-то вырезает куски из большого листа тонкой жести, кто-то красит в золотой цвет стоящий здесь остов телевизора, а некоторые просто беседуют друг с другом, разбившись на группки по два-три человека. «Думаю, люди, находящиеся здесь, понимают, что мы – коллектив. Мы – своего рода естественный коллектив. Нам даже не нужны лидеры. Мы можем делать так, чтобы в ходе выполнения отдельных заданий появлялись свои лидеры. Мы играем. Играем, как дети, а не как политики». Постепенно все участники акции собираются у «золотого телевизора», принося с собой те самые куски жести, из которых только что вырезали какие-то фигурки. Оказывается, они изображают святых Марию и Иосифа, маленького, лежащего в колыбельке Иисуса, а также трех царей – Бальтазара, Каспара и Мельхиора. И телевизор становится сценой рождественского вертепа, который сам по себе вписывается в окружающий «организованный хаос», где огромные бревна изображают и бюст Мицкевича, и торс обнаженной женщины, и костер, собранный из лоскутков материи, и кусочки жести, складывающиеся в нечто похожее на языческий алтарь… Так создается, так организуется художественное пространство Павла Альтхамера. «Мы находимся возле галереи «Захента», оберегающей ценности, созданные мастерами. А мы поступаем наоборот. Мы говорим: давайте почувствуем себя мастерами, будем мастерами. Будем хозяевами момента и будем получать удовольствие от того, что мы – художники. И пусть вас не смущает, что вы не получили специального образования». Искусство – это состояние счастья На улице было холодно, и наша беседа продолжилась в кафе музея. Альхамер снял комбинезон и уютно расположился на диване. Впечатление от того, что я увидел на улице, было двойственным. С одной стороны, я видел группу увлеченных людей, с удовольствием делавших что-то, создававших свое собственное произведение. Но с другой – с художественной точки зрения результат их деятельности меня, честно говоря, не очень впечатлил. Но во-первых, мне все-таки хотелось понять: кто автор произведения, которое там создавалось, кто художник? Оказалось, что по концепции Альхамера художниками так или иначе являются все участники проекта. Павел Альтхамер: Люди думают, что они не художники, потому что у них нет таланта. А это значит, что они оценивают сами себя. Это – катастрофа человеческой ошибки. В результате мы теряем огромное удовольствие просто от факта быть создателем, как дети. Но как получается, что они необъяснимым образом теряют это естественное чувство удовольствия? Предполагаю, что когда у них что-то получается не очень хорошо, они немедленно начинают критиковать сами себя. Марк Григорян: И часто они очень строги к себе. П.А. Да, и это нельзя не принимать во внимание. Но важно, что это делает вас несчастным. М.Г. То есть вы методами искусства поднимаете самосознание людей? П.А. Это наилучший способ, метод и рычаг для самообразования. И я думаю, искусство как раз и существует для этого. М.Г. Но получается, что вы меняете местами творца и предмет искусства. Ведь обычно мы идем в картинную галерею и любуемся произведением искусства, которое является ценностью, отдельной от автора. В вашем же восприятии главное – это процесс, когда создается произведение. И ценностью в таком случае становится сам художник, его создающий. П.А. Знаете, искусство – это способ коммуникации. Дружеский. Вы можете даже быть критиком, но вы играете в критика. Вы получаете от этого удовольствие, вы играете в критика, как актер. Как свободная душа! А свободная душа выше всех этих «религий» – искусства, политики, других систем. По-моему, искусство со всеми его традициями, которые я чувствую, является прекрасным способом самопознания. Но при этом надо оставить рассуждения в стороне. Ведь наш мозг – часть всех этих «игр», которые можно назвать конфликтами или постоянным состоянием войны. М.Г. А кто с кем воюет? П.А. Например, когда я начинаю слишком много думать, когда мои идеи и концепты блокируют мои естественные чувства, мою естественную энергию, я перестаю чувствовать в себе веселье. И это – первый шаг к глобальной войне, которая начинается в моем теле. Тогда мои руки начинают нервничать (нервно потирает руки), я начинаю играть с моими собственными концепциями, и это, бывает, сводит меня с ума. Я начинаю сердиться. И это состояние, когда я несчастлив, может создать некое единство с другими людьми. М.Г. Это значит, что искусство, созидание и состояние счастья взаимосвязаны для вас? П.А. Искусство – это состояние, когда вы преодолеваете все, даже несчастье. И через искусство можно преодолеть очень драматичные ситуации. М.Г. Итак, процесс созидания делает вас счастливым. Получается, что, создавая произведение искусства, вы, таким образом, получаете ощущение счастья. Но когда вы видите результат своей работы – вы тоже счастливы? Так? П.А. Да, но структура этого счастья отличается. Во-первых, вы ощущаете умиротворение. Вы чувствуете силу и так называемое вдохновение, которое подвигает вас к процессу созидания. Вы следуете за этим чувством, но вы идете за чем-то, чем овладеть невозможно. И в этом – магия искусства. Вы идете за чем-то, что может привести вас к совершенно иному результату. И вы не разочаровываетесь, хотя такого результата вы явно не рассчитывали получить. Поэтому вы можете не принимать во внимание своих ожиданий. Или, наоборот, принять их. Как создается произведение М.Г. Таким образом, я могу предположить, что когда вы в ходе одного из своих проектов посадили людей на золотой самолет и отправили их в Брюссель, это было непосредственно связано с идеей сделать людей счастливыми? П.А. В том проекте я использовал воспоминания детства. Но платформой для этого проекта стала… скука! Скука как состояние несчастья. Люди в повседневной жизни выглядят усталыми, угрюмыми, они не смеются, им неуютно. Этот проект я выстраивал на платформе сводящей с ума скуки. И знаете, это похоже на то, как я играю со своими детьми: эй, а что бы нам такого сделать вместе? Вы готовы делать необъяснимые вещи? Причем не спрашивайте меня, зачем. Либо вы присоединяетесь ко мне, либо нет. Это игра! Никто никому ничего не обещает, и в конце нет хеппи-энда. В этот момент, конечно, некоторые стали анализировать: хватит ли у них смелости, чтобы войти в проект, или лучше остаться в стороне? Многие спрашивали: «а каково ваше мнение?» Мое мнение? Я вас приглашаю, вот мое мнение! Давайте будем вместе, будем коллективом! Это игра – давайте играть вместе. М.Г. Я понимаю эту концепцию. И понимаю, что вы основывались именно на этой концепции, когда вывели поющий хор на улицу в Москве. Причем они пели песню из кинофильма «Веселые ребята», очень известную вещь, такую, что все прохожие могли к ним присоединиться. И это было своеобразное приглашение: давайте петь вместе. А где игра в другом вашем проекте, когда его участники просто собрались и чистили улицы? П.А. О! Чистка улиц – это как прикосновение. Это – дорога к шаманским корням прикосновений. Прикосновения могут лечить. Создавать порядок. Никакой разницы нет между чисткой улиц, написанием музыкального произведения или созданием картины. Во всех этих случаях вы приносите свой внутренний порядок в мир. Делитесь с людьми своей радостью. Но чистка улиц имела еще и обучающий характер. Я говорил студентам: ей, ребята, вы чувствуете? Вы чувствуете, что создаете художественное произведение? М.Г. Во многих ваших произведениях встречается золотой цвет. Вы одели своих соседей в золотые комбинезоны, покрасили «Боинг», у вас был проект с золотым автобусом, и сейчас я видел золотой телевизор. Есть ли в этом какой-либо смысл? П.А. Смысл? Символический. Золото символизирует нечто, что имеет большую ценность. Оно символизирует, как высоко я ценю эти проекты и работу с людьми. Но в то же время – оно ничто. Это просто костюмы. М.Г. Мне очень понравился еще один ваш проект – когда вы в США пригласили нелегальных мигрантов сломать дверь галереи, где проходила ваша выставка, а потом починить ее. П.А. Мы с вами говорили о зернах, из которых вырастает концепт. И зерно здесь было в следующем. Я подумал: в какую игру я играю? Кто я? Почему эти люди из Нью-Йорка (кураторы Wrong Gallery Массимилиано Джиони и Али Субботник – ред.) пригласили меня? Для чего? Что они хотят, чтоб я рассказал? Что общего между Варшавой и Нью-Йорком? И главное – галерея The Wrong Gallery такая маленькая – она почти невидима. И мне привиделась эта продолжающаяся мировая игра, которую мы называем войной и миром. Смотрите, это похоже на то, что приходит группа создателей, которая должна построить прекрасную цивилизацию. Но за ней следует другая волна – это варвары. Они идут, чтобы уничтожить то, что построила первая группа. Но для них уничтожение – это акт свободы. Это очень креативный акт разрушения. А теперь поместим оба этих восприятия в одну бутылку. Получится, что эти два концепта, представляют собой что-то вроде коллективного видения, хотя и разделены на два противоположных движения. И я попытался в перформансе представить именно это. Но там была запрятана ирония, потому что я попросил быть варварами и созидателями одних и тех же людей. Ведь в конце концов каждый из нас – и варвар, и создатель. М.Г. Да, но давайте попытаемся понять, является ли это искусством? П.А. Вам решать. Самый простой ответ: вам решать.
2019-02-22 11:00:24
Культура
Кинорежиссёр Артавазд Пелешян отмечает день рождения
Сегодня поздравления с днём рождения принимает армянский кинорежиссёр-документалист, народный артист Армении, заслуженный деятель искусств России, лауреат государственных и международных профессиональных премий Артавазд Пелешян. Артавазд Ашотович родился 22 февраля 1938 года в городе Ленинакан (ныне Гюмри). В 1963—1968 учился на режиссёрском факультете ВГИК, в мастерской Л. М. Кристи. Уже студенческие фильмы принесли ему ряд призов и известность. Автор ряда теоретических работ о кино, которые переведены на многие языки. Они собраны в книге «Моё кино». Его поиски поэтического эффекта в строго документальном кино сближают с аналогичными устремлениями Й. ван дер Кёйкена. Как отмечали киноведы, ещё в семидесятые, Пелешян уже воспринимался как классик мирового кинематографа. Пелешян один из немногих режиссёров, а может, и единственный, кому удалось выявить в монтаже этическое измерение. Ему удалось запечатлеть на киноплёнку скрытие эпизоды человеческой сущности и духовного состояния, взаимодействие человека и природы, а созданные с исключительным талантом и мастерством фильмы являются блестящими проявлениями своеобразного ощущения и интерпретации образа и движения, пространственного мышления и новых форм выражения.
2019-02-21 10:59:39
Культура
Аудиогид в музее Сергея Параджанова
Ереванскому музею Сергея Параджанова предоставлены смартфоны для претворения в жизнь услуг аудиогида. Аудиогид стал важной и долгожданной поддержкой для сотрудников музея, принимающего около 20 000 посетителей в год. «Проблема аудиогида была крайне актуальной для нас, потому что в пик туристического сезона количество наших сотрудников зачастую не достаточно, чтобы принять всех желающих посетить музей. Люди приезжали из дальних стран и жаловались, когда не могли услышать объяснения гида. Аудиогид действует с 1 января. Несмотря на то, что процесс с точки зрения реализации был незнаком для нас, прекрасно, что он был воплощен в жизнь благодаря Ucom», - отметил директор музея Сергея Параджанова Завен Саргсян. Как сообщили в пресс-службе телекоммуникационной компании, с 1991 года музей гениального режиссера и знатока искусства представлял его наследие не только в Ереване, но и в разных странах мира. Музей организовал свыше 60 зарубежных выставок, тем самым вызвав большой интерес к творчеству С. Параджанова. «К своему удивлению сегодня я узнал, что музей открыт ежедневно с 1 января по 31 декабря, и эта оцифровка – еще один шаг вперед, чтобы каждый смог увидеть, услышать и понять, чем же великий мастер так отличался в советскую эпоху. Аудиогид поможет рассказать о наследии Параджанова на разных языках, ведь оно не только важно для нас, армян, но представляет собой непреходящую ценность общечеловеческого значения. Как Вы помните, два года назад компания Ucom поспособствовала реализации проекта «Великая Армения: 360 градусов», благодаря которому были увековечены крайне важные образцы армянского наследия Западной Армении, некоторые из которых, к сожалению, сегодня сохранены в исключительно цифровом виде», - отметил соучредитель компании Ucom Айк Есаян. Компания Ucom предоставляет техническую поддержку и бесплатный доступ в интернет для многих объектов культуры, в числе которых Национальная галерея Армении, территория, прилегающая к храму Гарни, Центральная библиотека имени Аветика Исаакяна и десятки других культурных центров.